Тренинговым компаниям: Добавить тренингВойти
TRN.ua

Два "великих секрета" хорошего бизнес-образования

Два "великих секрета" хорошего бизнес-образования

Михаил Сорокин, преподаватель финансов и директор Центра развития финансового менеджмента МИБ, рассказывает о нюансах преподавания в бизнес-школе, критериях качественного МВА-образования и общечеловеческих ценностях в бизнесе.

Летучесть и устойчивость

Преподавателю в сфере бизнеса прохождение МВА помогает действовать локально, а кандидатская диссертация – думать глобально. Хорошо иметь и то, и другое. Великий авиаконструктор и предприниматель Игорь Сикорский (кстати, герой одного из моих бизнес-кейсов) говорил, что у летящего самолета есть два основных свойства – летучесть и устойчивость. Так вот, для «полета» преподавателя диплом МВА и опыт консалтинга дают летучесть, а кандидатская – устойчивость. Первое помогает завоевать уважение у людей рынка, второе – среди своих коллег. Не имею ничего против преподавателей бизнес-школ, у которых нет диплома, но есть лишь профессиональный опыт. Диплом – МВА или кандидатский – сам по себе мало что значит. Не он делает человека. Узкая специализация похожа на флюс. Профессионализм в сочетании с гармонично развитой личностью впечатляют гораздо сильнее.

Теория корпоративных финансов – вещь исключительно прикладная. К сожалению, в украинском бизнесе ею мало кто всерьез интересуется, считая чем-то абстрактным. Но, к примеру, обе мои диссертации – MBA и кандидатская – применимы и востребованы в бизнесе. Первая, написанная в финале специальной программы МВА для банкиров и преподавателей финансов, содержала новые инструменты для кредитного анализа. Вторая была посвящена различиям в финансировании предприятия на разных стадиях, от стартапа до зрелости. Темы разные, но обе основаны на конкретных реалиях.

Глупо в теперешние времена скрывать накопленные знания, подобно кладу в пещере. Конечно же, я с радостью делюсь своими находками. Например, в персональном блоге «Лаборатория финансового менеджмента», или приглашая коллег на свои занятия. Сейчас множество научной информации находится в открытом доступе, западные университеты на своих сайтах выкладывают лекции и дистанционные курсы. Это мейнстрим, по которому должны будут идти и наши бизнес-школы, но пока они явно запаздывают. Вместе с тем, интересного спикера, автора идей, опытного профессионала – я в этом убежден – всегда будет много лучше «вкушать» лично, при непосредственном общении.

Ловушка экономической науки

В украинской экономической науке есть одна ловушка родом из прошлого. В советское время эта наука была, мягко говоря, не престижной. Да и ныне она, по большому счету, еще не заслужила такого отношения, каким наука пользуется в других странах. Как следствие, слушатели бизнес-школ попадают в ловушку – они, априори, не ценят преподавателя, который защитил диссертацию и пришел рассказать им концептуальные вещи об экономике или финансах. Слушатели хотят видеть перед собой только практиков.

Есть и другая сторона той же ловушки – для молодых ученых и бизнес-преподавателей. Глядя на состояние экономической науки в Украине, можно подумать, что это скучное и оторванное от жизни «прибежище серости». А еще, что это формальная игра, в которой нужно на скорую руку «скомпоновать» диссертацию. Но компиляции, квазирефераты – это не наука в принципе. К сожалению, сейчас мы переживаем дефицит настоящих исследователей, чьи работы переводят и читают на западе, кто на равных общается с зарубежными коллегами. Что такое научная школа, я понял еще в юности, учась в МГТУ им. Баумана: вокруг острейших прикладных проблем, на кафедре постоянно генерировались и обсуждались новые идеи. В МИБе мы также стараемся создавать дискуссионную среду. Например, у нас есть научно-практический семинар, где мы презентуем новые идеи и статьи. На основе последних издается альманах «Бизнес-навигатор».

Любой бизнес-преподаватель может быть хоть немного ученым, исследователем. Мне не жаль времени на исследования: когда что-то очень нравится, возможность всегда найдется. Приятно рассказывать студентам то, чего они не могут прочитать в книжках. Ставшая уже популярной классификация финансовых решений SOFIA, авторская модель типологии собственника ZOO-S&D, система анализа кредитоспособности заемщика ЦЕНЗОР – это все плоды собственной исследовательской работы. Я активно использую их в работе с бизнесами. Новая методика рождается тогда, когда автор видит недостатки существующих инструментов. Заметьте, аналогично и новый бизнес рождается из-за неудовлетворенности предпринимателя теперешним положением дел. В исследовании особенно любопытны границы областей знания, например, идея моей модели ZOO-S&D возникла на стыке финансов и психологии.

Студентов бизнес-школ, особенно когда они пишут выпускные работы, я тоже стараюсь побуждать к новациям и оригинальности. Речь не идет о научных открытиях или изобретениях. Их итоговая работа о совершенствовании существующих бизнес-моделей с помощью знаний, полученных на МВА – это уже немало. Но претендент на отличную оценку, полагаю, должен предложить что-то более интересное: новый финансовый показатель, оригинальную схему взаимодействия или необычный алгоритм решения проблемы. Ведь от этого может быть польза не только студенту и его бизнесу, но и всей деловой среде. Люблю показывать такие проекты коллегам и готовить совместные публикации со студентами.

Преподаватель в бизнес-школе - кто он и откуда?

Моим первым преподавательским опытом – так вышло случайно – была группа «трудных подростков». Первую «дневную» группу в вечернем техникуме при заводе «Арсенал» набирали наспех, без всякого конкурса. В ней оказались и малолетние преступники, кое-кто зарабатывал на улице, был даже один гробокопатель. Коллеги напутствовали меня: если ты выдержишь «в этом кошмаре», то состоишься в профессии. В начале занятия в аудитории была примерно четверть группы, остальные опаздывали. Как сейчас помню: в одном углу играли в карты, в другом парочка целовалась, не обращая на меня ни малейшего внимания, а посередине сидел парень и, подперев голову, с интересом наблюдал за моими действиями. Стандартные методы здесь не работали – нельзя было всей группе сходу выставлять колонки двоек за опоздание или незнание «пройденных» ранее предметов. Поиски выхода из этого тупика и стали боевым крещением в преподавании. С тех пор страх перед аудиторией у меня исчез.

Бизнес-компонента в моей профессии выработалась во время первых опытов консалтинга. Вначале это было в рамках собственного бизнеса и в годы работы финансовым директором малых предприятий. Мои первые мои консалтинговые проекты состоялись в середине 90-х, еще перед учебой на программе МВА – для генерального директора фирмы Cabot, а также заместителя директора по финансам Киевского завода шампанских вин. Свой первый цикл корпоративных семинаров по финансам я провел десять лет назад для топов и собственников ГК «Фоззи».

Роль преподавателя в бизнес-школе – очень многогранная. Он и тренер, и модератор, и коуч, и консультант. В работе со взрослыми, во-первых, нужно уметь их выслушать – быть не просто лектором, а и интересным собеседником. Во-вторых, все они ценят практический опыт, поэтому оптимальным инструментом для занятий является кейс-метод. А в-третьих, все взрослые остаются детьми – поэтому также хороши в использовании деловые игры.

Есть два "великих секрета" хорошего бизнес-образования: взаимопонимание и радость. Чем быстрее вы поймете, чем ваши слушатели сейчас живут, тем быстрее вы найдете с ними общий язык. В то же время, они должны ясно понимать вас: излагайте сложные вещи доступными словами. А радость – ключик ко многим решениям в жизни. В бизнес-образовании для нее есть много поводов: открытие чего-то нового, чувство юмора и удачный афоризм, хороший сервис, открытая атмосфера.

Западное бизнес-образование – четко структурированное и очень дозированное. Вам дадут знания, только если вы о них попросите: если вы не активны, 90% обучения может пройти мимо. Знаю по опыту, мне не раз доводилось слушать зарубежных коллег. Кстати, западные заведения отличаются от наших скорее техническими возможностями, чем образовательными методиками – ведь все программы MBA, в сущности, схожи. Что уникально, так это дух каждой школы и люди, которые там работают. Основное, что я до сих пор привожу из зарубежных стажировок – знания, но не столько по бизнесу, сколько новые представления о процессах внутри бизнес-школы.

Мне нравится подход к обучению, предложенный еще Сократом, который говорил: «У меня нет учеников, а есть друзья. Мы учимся вместе». Другой его принцип, который мне близок – майевтика (или «родовспоможение»): нельзя вложить знания в головы студентов, они должны открыть для себя что-то сами, а ты лишь помогаешь им вопросами. Я стараюсь задавать слушателям вопросы, которые пробуждают творческое отношение к работе. В некоторых бинес-школах, даже зарубежных, в аудитории решают задачи из учебников. Возможно, в обычном вузе (на бакалаврате) это нормально. Но в нашей аудитории это неэффективная трата времени.

Самая большая сложность в преподавании для меня – нехватка ассистента. У нас нет практики ассистентского сопровождения, хотя на западе 2-3 помощника – это норма. Отсюда возникает большая проблема с рутинными вопросами и со временем. Ведь для того, чтобы наполнять других, нужно сначала наполняться самому. Время нужно для пребывания в тишине и медитации, для чтения и общения с коллегами.

Люблю разнообразную литературу и велотуры. Больше всего люблю книги и фильмы, связанные с миссией человека: например, «Чайку» Ричарда Баха и «Сталкер» Андрея Тарковского. В профессиональной области предпочитаю читать консультантов, например, «Valuation» McKinsey или «Внедрение BSC» Horvath & Partners. Очень люблю остроумие, поэтому смотрю хорошие комедии и читаю афористов, таких как Станислав Ежи Лец. Наслаждаюсь аллегориями в духе «Сказки про Федота-стрельца» Леонида Филатова или «Фаустом» в переводе Пастернака. Обожаю анимацию, использую примеры из мультфильмов в процессе обучения. Из музыки слушаю классику и джаз. Люблю в свободное время поплавать или прокатиться на велосипеде по красивым местам.

Бизнес-школа как среда

МИБ мне понравился сразу. Я увидел большую линейку открытых программ и возможностей работы с клиентами, динамичную профессиональную среду. Международный институт бизнеса органично вырос из тренинговой компании, и это, на мой взгляд, самый правильный путь развития бизнес-школы. Брать за основу известную и проверенную программу МВА любой из американских школ, и пытаться «пересадить» ее на нашу почву – не столь удачный ход. Лучше начать с роли игрока бизнес-среды, увидеть ее локальные проблемы, прорабатывать их сперва в форме тренингов. И только потом можно приступать к разработке дизайна МВА-программы. Так мы делали, например, с программой Executive MBA, которая стартовала через десять лет после основания самой бизнес-школы.

МИБ – это среда, в которой все живут рынком и понимают его, где все преподаватели – это консультанты или опытные практики. У нас аккумулирован огромный украинский опыт и собрано множество реальных кейсов из местного контекста. Другая вещь, которую я ценю в МИБ – это гибкость. Кафедры не отделены друг от друга «китайской стеной» – со своим коллегой, скажем, с кафедры маркетинга я могу разработать совместный продукт, уникальный для рынка бизнес-образования. Наши программы не застывают, каждый преподаватель может влиять на их структуру. Руководство доверяет преподавателям как профессионалам и не вмешивается в их работу. Этим бизнес-школа выгодно отличается от государственных вузов, где в аудитории можно читать только то, что утверждено «сверху».

МИБ – по-настоящему международная бизнес-школа, признанная зарубежным профессиональным сообществом (в частности аккредитованная AMBA). Здесь есть все возможности для международного общения. МИБ – провайдер британских квалификационных программ Чартерных институтов (CIM, CIMA, CIPR), и немецкой программы REFA по управлению производством. К нам часто приезжают коллеги из-за рубежа, партнерские школы приглашают преподавателей МИБ на стажировку. Мне посчастливилось стажироваться в Берлине и Эдмонтоне по контроллингу и финансам.

Мы часто говорим: МИБ не торгует дипломами, если вы пришли за дипломом, вы пришли не по адресу. Что же тогда получают слушатели? Ряд самодостаточных вещей, к которым диплом только прилагается. Это, во-первых, системные знания и навыки. Во-вторых, доступ к опыту, который аккумулируется в бизнес-школе в течении многих лет. В-третьих, уверенность в себе и своих профессиональных силах. Возможно, главный посыл бизнес-школы к своим слушателям: «Не бойся!»

Бизнес и ценности

Когда человек ограничивает свою жизнь и цели какими-то рамками, пусть даже рамками любимой работы – он перестает быть гармонически развитой личностью. Это тоже флюс, другая его разновидность. На определенном этапе жизнь подскажет человеку, что он не прав. Тогда наступит кризис в отношениях: с окружением, с детьми, с самим собой. Зов таланта внутри него и чувство нереализованности того, что Бог дал ему для жизни на земле, не дадут покоя. Не нужно бояться в какой-то момент объединить то, чему вы научились, со своим призванием. Это поможет приблизиться к целям, которые вообще-то должны выходить за пределы вашей собственной жизни. Нужно жить так, чтобы не было стыдно перед своими детьми, чтобы внуки вас любили, а правнуки хотели вам подражать.

В бизнесе есть такая вещь как репутационный капитал. Это актив, плохо отражаемый в современном учете, но, безусловно, повышающий стоимость бизнеса и придающий ему устойчивости во время кризиса. К сожалению, сегодня уровень доверия наших сограждан к бизнесу нижайший. Увы, в топ-100 компаний мира по репутационному капиталу нет ни одного представителя Украины или Беларуси (где я тоже работаю на программе МВА). Мечтаю, чтобы этом списке – на ряду с Google, Sony и Lego – появился с десяток наших компаний.

Самый известный способ повысить репутацию – заняться благотворительностью. Тогда человек становится интересен не только самому себе, но и более широкому кругу. Всегда заметно, совершает ли кто-то добрые дела ради PR или им движет искреннее желание сделать что-то прекрасное. Например, есть Клятва дарения, к которой уже присоединились свыше ста миллиардеров со всего мира, и среди них есть один украинец. Или любопытный принцип общественной благотворительности, который существовал в Киеве в ХІХ веке: тот, кто мог позволить себе подарить городу, скажем, больницу – дарил ее; менее состоятельные строили отделение; еще менее состоятельные брали на содержание одну палату; а у кого был совсем скромный бизнес, опекали хотя бы одного больного. И практически все, от мелкого лавочника до самого богатого бизнесмена, принимали участие в развитии общества. Если это снова заработает, мы будем жить в другой стране.

Людей, которые уезжают в эмиграцию, можно понять: за границей есть возможности улучшить материальное состояние, пользоваться более качественными услугами и прочее. Своим детям я предоставляю свободу решения. Я хочу, чтобы они прожили интересную жизнь, а это возможно всюду. Искренне вдохновляют примеры тех, кто остается здесь, в постсоветском пространстве, не потому, что у них не хватает денег на переезд. Они остаются здесь, чтобы выполнить некое предназначение. Меня больше всего привлекают люди, у которых есть миссия и видение относительно своей судьбы. Однозначных рецептов «как жить» нет. Прекрасно, что все мы разные и у каждого, верю, есть свой уникальный талант. Я хотел бы каждому пожелать, чтобы его талант раскрылся.

Считаю, что каждый этап жизни прекрасен. К сожалению, люди старшего поколения в нашей стране не умеют жить, в плане здоровья, социализации, интересов. К примеру, многие из них могли бы замечательно реализоваться как консультанты (даже на бесплатной основе), ведь они сильны во многих сферах знаний. На западе такая практика хорошо развита. Я очень люблю сайт «Возраст счастья», где есть уйма примеров того, как в любом возрасте жизнь может забить фонтаном. Бабушки в Африке начинают играть в футбол, 70-летний врач переплывает Ла-Манш, пекарь, перенесший три операции на сердце, проезжает Северную и Южную Америку на велосипеде. Примеры этих людей очень вдохновляют. Жаль, что их очень мало среди наших пенсионеров, и очень хочется этому как-то поспособствовать.

Кроме чисто экономического, в истинном бизнес-образовании должно быть еще и некое общечеловеческое, философское знание. Я хочу, чтобы слушатели стали действительно богатыми, – от слова «бог», – людьми. И, говоря словами притчи, чтобы не проглядели оказавшегося у своих ворот Лазаря. Финансовый менеджмент в своей основе – это умение правильно распоряжаться ценностями. И, пожалуй, в этой связи моя сверхзадача как преподавателя – донести до аудитории идею, что нужно меньше полагаться на материальные и больше на вечные ценности.

Источник: MBA Field

Приглашаем руководителей и собственников на ближайшую встречу с Михаилом Сорокиным, которая состоится 19 ноября в Международном институте бизнеса [МИБ] в формате Open Business Space. Тема: «Инвестиции-2014: быть или не быть?»

Автор: Сорокин Михаил
Компания: MBA Field (все статьи компании)
Добавить комментарий
Ваше имя, компания:
Комментарий:
не более 1000 символов (введено: 0)
Эл. почта:
Проверочный код:
5 английских букв:
 или Отменить
См. также
Имбилдинг для мужчин, Формула любви
ИМбилдинг и его исторические корни в сексуальной культуре Арабских стран, Формула любви
Уникальная психологическая модель личности - Эннеаграмма, EnneaUkraine
Преимущества работы с CRM системой, Академия успешных продаж SV Trade
Ассистент руководителя. Каким нужно быть, Академия реализации
Перейти к списку всех статей
TRN.ua
Главная страница
Обратная связь
Помощь
Отправить страницу другу
Тренинговым компаниям
Тренинги и семинары
Тренинговые компании
Тренеры
Новости
Статьи
Услуги сайта
Статистика сайта
О проекте
Контакты
Условия использования
© TRN.ua — тренинги в Украине.
Сделано в компании «Реактор».