Тренинговым компаниям: Добавить тренингВойти
TRN.ua

Вызов убеждениям

Вызов убеждениям

Однажды неизведанная тема — коучинг — вовлекла ее в познание себя. И стала вызовом ее привычным убеждениям. А в результате коучинг стал ее профессией и жизненным предназначением.

Свою историю о том, как это было, Анжела Ястреб, основатель коучингового движения в Украине, рассказала Елене Архиповой, руководителю проекта «КоучБюро–Персональное развитие».

Елена Архипова: Всё в жизни когда-нибудь бывает впервые. И у каждого своя история о том, как это было. Когда ты впервые услышала о коучинге?

Анжела Ястреб: Это было очень давно. Один мой знакомый собирал группу на новый тренинг и пригласил меня, зная мой интерес ко всякого рода новинкам, к интересным и не очень понятным продуктам и услугам, не существующим еще пока на рынке. Он что-то рассказывал о сути тренинга, но я, честно говоря, не понимала, о чем идет речь. Слова «коучинг» он не произносил, тогда оно было ругательным, хотя никто не знал, что оно значит. Я этому человеку очень доверяла, была с ним в хороших отношениях, поэтому на тренинг пошла. И там впервые услышала о коучинге.

— Ты увлеклась и сразу захотела практиковать коучинг?

— Будет неправдой сказать, что у меня сразу сформировалась потребность заниматься коучингом. Вначале мне захотелось детальнее разобраться, что это за «зверь» такой и с чем его едят. Я всегда была убеждена в том, что человек должен совершенствоваться, развивать себя. В своё развитие я вкладывала очень много финансов и времени, постоянно и многому училась, читала много книг. Ведь по натуре я лидер, сама ставлю перед собой цели.

— Лидерские черты характера помогли разобраться с этим «зверем», коучингом?

— Сначала я разобралась со своим лидерством. До знакомства с коучингом я была авторитарным лидером. Скажем так, в той системе, в которой я находилась, я была харизматичным авторитарным лидером. Обо всём у меня было свое мнение, я была уверена, что истина (как делать правильно) находится у меня и/или у других таких же, как я. То есть успешных, сильных, волевых, ведущих за собой и берущих на себя ответственность за всё. И конечно же, как всякий авторитарный лидер, я с удовольствием раздавала людям советы и руководства на тему, что им делать и как жить.

— И конечно, это мало кому нравилось…

— Тогда меня это не волновало. Мое тогдашнее убеждение состояло в том, что мне надо себя накачать знаниями, для того чтобы указывать другим «правильный» путь, ведь я всегда, при любых обстоятельствах, брала на себя ответственность за других. И делала это, надо сказать, из наилучших побуждений, из абсолютно искренних, чистейших устремлений помогать людям. Только эту помощь я понимала своеобразно: помогать — значит, вести за собой, быть поводырём, пастухом, ведущим. В те времена я часто спрашивала себя: если не я, то кто же?

— Авторитарный лидер знает ответ на этот вопрос. Он и только он…

— Да, авторитарные лидеры искренне верят в иллюзию, что, развивая себя, они и другим помогают развиваться, указывая собой, как маяком, правильный путь и направление. Они не принимают иных путей, всё разнообразие дорог. В этом, кстати, лежат корни фашизма, как некой избранности, превосходства одних над другими. Будучи убежденными в своей исключительности, авторитарные лидеры хотят развивать себя, чтобы другие смотрели на них и учились у них. В таком желании много скрытой гордыни и завуалированного эгоизма. Вот и я даже не догадывалась, что, указывая другим «правильный» путь, направляя их по этому пути, тем самым подавляю свободу воли других, более того, взращиваю клонов себя самой, плодя однообразие.

— Уповая при этом на благодарность современников?

— Еще одна иллюзия. Да, авторитарный лидер ожидает от других признания своего великого вклада в их жизнь, уважения, почета, рукоплесканий, похвалы, слов благодарности. Но другие, сломленные твоим «правильно», не спешат благодарить тебя. Наоборот, противятся «благу» и всячески выказывают неблагодарность. Ведь авторитарный лидер на самом деле не помогает другим развиваться, он всего лишь навязывает свой взгляд и опыт. Он как бы выбирает самые жесткие куски, сам их «жует», а потом всех вокруг кормит «пережеванной кашицей» и ждет благодарности за свою великую миссию жевальщика. Но люди не желают питаться чужой жвачкой сделанных за них выводов. Этого конфликта я тогда не осознавала, не видела и видеть не могла. «Прозреть» мне помог коучинг.

— Пожалуйста, поподробнее о том, как именно коучинг помог тебе «прозреть»…

— Во-первых, коучинг стал для меня вызовом. Коучинговая парадигма противоречила привычной авторитарной парадигме, в которой я жила. Один из принципов коучинга утверждает, что никого никуда не нужно «толкать-тянуть-вести», особенно в светлое будущее. Людям нужно помогать открыть свой потенциал, свой талант. Но помогать не означает переставлять чьи-то ноги в нужном направлении. В коучинге помогать — это значит: а) забыть до конца сессии всё, что ты знаешь о «правильно», весь личный опыт и свое мнение по вопросу; б) расслабиться и войти в ракурс взгляда беспристрастного, непредубежденного наблюдателя; в) предоставить другому открытое, чистое пространство безусловного принятия и доверия. Только пребывая в таком пространстве, человек способен открывать свой собственный потенциал, свой собственный талант, свои собственные возможности и свою собственную уникальность.

Во-вторых, коучинг обещал очень много благоденствия. Знаешь, такие «райские кущи» — гармонию, баланс, счастье, покой, умиротворение и при этом достижение результатов и успех. Что-то фантастическое. Это я решила проверить на себе. Ну заодно и на других тоже. И делаю это уже одиннадцать лет.

— Более одиннадцати лет ты практикуешь коучинг и обучаешь ему других. Какова нынешняя картина коучингового движения в Украине? И что для тебя коучинг сегодня?

— В коучинге есть любители, юниоры, профессионалы, мастера. Сегодня коучинг — это профессия. А вот на что направлена деятельность коуча, что есть итоги, результаты профессии — вопрос открытый. Есть люди, которые рассматривают коучинг как инструмент и интегрируют его в менеджмент или психотерапию. Сейчас в определении этого аспекта очень мало профессиональных стандартов. Приписывая коучингу родство с разными подходами, его называют то чьей-то «младшей сестрой», то чьим-то «старшим братом». Есть люди, для которых важны только инструменты, есть те, для кого важен синтез инструментов и знаний, а есть те, для кого важно более глубокое знание, мистерия проникновения в себя, системные размышления. Лично для меня коучинг — это целостная мировоззренческая картина.

— Каков, по-твоему, главный месседж коучинга?

— Коучинг — это про внутреннее и внешнее, про тождество этих понятий. Это особый взгляд на человека и его возможности. Потому что, по большому счету, коучинг помогает человеку найти путь к самому себе, а через себя найти путь к слиянию с Создателем, как бы пафосно это не звучало. В каждом человеке есть, как говорится, «искра божья», и любого человека, просто задавая ему коучинговые вопросы, можно обратить к необъятным и богатейшим ресурсам его внутреннего мира.

—  И это действительно работает, правда?

— Работает. Потому что мы, к сожалению, не способны самостоятельно оценить то, что есть в нашем внутреннем мире. Почему? Потому что не можем осознать его, познавать, сравнивать. С чем сравнить свой внутренний мир? Мы существа, ориентированные на внешний мир. И вот получается, что мы живем и «меряемся» лишь внешними параметрами — достижениями, привилегиями, связями, статусами, деньгами, машинами, домами. У одного это, у другого то. Мы не видим за всем этим работы нашего внутреннего мира. И не в силах познать богатство или, наоборот, нищету внутреннего мира, потому что как-то незаметно утратили ключи от портала, соединяющего нас с Вечностью Создателя. Помните Буратино и его путь поиска ключа от волшебной двери? Сказка ложь, да в ней намёк…

— Помощь в поиске пути к самому себе — это и есть суть коучинга?

— Коучинг помогает человеку проникнуть в свой внутренний мир, осознать то, что является его путем, его предназначением, его миссией. Большая часть людей предпочитает следовать за кем-то, восхищаться кем-то, преклоняться перед кем-то, говорить о ком-то… И это вместо того, чтобы слушать голос своей совести и своего разума, действовать по зову своего сердца, жить в мире с собой, уважать, любить себя и восхищаться своими душевными порывами. Именно в этих моментах есть огромный потенциал и ресурс нашей эффективности, а мы, в основном, оперируем крошечным внешним ресурсом. А ведь он такой скудный по сравнению с тем, что есть в нашем внутреннем мире.

— Профессия коуча — что это, на твой взгляд?

— Это служение. А еще эта профессия делает людей, избравших ее, очень скромными. Коуч не выпячивает себя, он всего лишь модератор тех поисков, знаний и открытий, которые происходят в реальности клиента. Результат работы коуча — это результат его клиента. Если у клиента нет результата, у коуча его тоже нет. Проведенная сессия и использованные коучинговые техники и подходы не могут считаться результатом, если клиент в ходе сессии не достиг запланированного результата. Именно поэтому все свои душевные, сердечные, умственные силы, всю свою ментальную, психоэмоциональную энергию коуч, по сути, безвозмездно отдает на реализацию мечты клиента, на то, чтобы в жизни клиента произошло «чудо». Ведь ни для кого не секрет, что для того, чтобы разгрести жизненные завалы, разобраться в чём-то, понять, увидеть путь, нужно много энергии. И коуч отдает свою энергию клиенту, у которого в данный момент ее может просто не быть или она заблокирована, направлена не в то русло.

— Хороший коуч отдает свою энергию, а плохой?

— К сожалению, сейчас в коучинге очень много «якалок». Понятно, что это маркетинг, но такое множество раздутых самопиарских моментов не идет на пользу коучинговому движению.

Недавно я проводила тренинг для предпринимателей, бизнесмены обучались коучинговым компетенциям. Один из участников сделал такой вывод: «Коучинг — это путь развития духа. Духа коуча и духа клиента». А в конце тренинга сказал: «Я вижу, что в коучинге очень много глубокой духовности, что он основан на подходе, предполагающем, что человек уже совершенен перед Создателем, но может и должен достичь еще большего совершенства». На мой взгляд, очень верное замечание.

— В чём ты сегодня видишь свою персональную миссию, свое предназначение?

— В чём я вижу мое предназначение сейчас? На недавней коучинговой сессии мой клиент говорит: «Вот работаешь, работаешь, и всё понятно, и так спокойно, хорошо, уверенно, а потом доходишь до какой-то точки и всё. Опять непонятно, опять чистый лист. Что это?»

Я говорю ему, что это переход на новый уровень. Так и с предназначением. Переходишь на новый уровень и опять размышляешь: в чём твое предназначение на этом этапе жизненного пути?

Ведь когда ты переходишь на новый уровень, тебе надо там освоиться, обжиться, понять, по каким правилам и законам этот уровень функционирует, действует. Это, конечно, стресс, в каком-то смысле дезориентация, возникает чувство некомпетентности. Но это и есть жизнь. Печально существование людей, которые зубами держатся за статичность бытия. Скудна, неинтересна, рутинна такая жизнь. То есть, с одной стороны, они находятся в некой стабильности, а с другой стороны, как только устанавливается стабильность, из жизни уходит бытие — разнообразие, красота, вкус, яркость витальности.

Истинное наше предназначение, мы, наверное, только на смертном одре будем способны в полноте осознать: кем мы были, как жили, для чего были предназначены… Хотя  вот, например, я много профессий в жизни сменила, но и по ним видно, что мое предназначение — ассистировать людям в развитии. Я не уверена, что профессия коуча для меня последняя. Вполне может статься, что я найду другие формы профессионального мастерства, где буду взаимодействовать с людьми. Но то, что я буду служить (от слова «служение», а не от слова «служба») людям, это точно. И в этом, наверное, мое предназначение — служить людям, постоянно совершенствуясь как человек и как профессионал.

— У тебя есть любимый коучинговый вопрос?

— Любой коучинговый вопрос зависит от контекста, поэтому какого-то конкретного любимого вопроса нет. К тому же, любимые/нелюбимые —- это пристрастия, а в коучинге они недопустимы. В коучинге все вопросы зависят от контекста, понимаешь? Поэтому в одном контексте этот вопрос классный, а в другом — бесполезный. В этом и прелесть, в коучинге всегда есть выбор.

Но могу ответить и по-другому. Я люблю, когда в ответ на заданный вопрос слышу от клиента: «О, это отличный, шикарный вопрос!»

Так что любимым для меня станет такой вопрос в коучинговой сессии, который заставит клиента глубоко задуматься и направить внимание на то, чего он раньше не замечал, хотя оно и находилось совсем рядом. А я, когда клиент восхищается «отличным вопросом», понимаю, что он тем самым говорит: «Я так никогда не смотрел, я так никогда не думал, это интересный ракурс взгляда, я готов это исследовать».

Компания: WPG, академия коучингового мастерства (все статьи компании)
Добавить комментарий
Ваше имя, компания:
Комментарий:
не более 1000 символов (введено: 0)
Эл. почта:
Проверочный код:
5 английских букв:
 или Отменить
См. также
Названы самые инновационные компании мира, IT Education Center
12 причин никогда не сдаваться, Школа лидерства, образовательный проект
Эффективное управление отделом продаж. Отдел продаж своими руками, Национальный, бизнес-центр
Управление продажами, основные тенденции, Национальный, бизнес-центр
Газета «Консультант Кадровика», № 2 (134) 2017, Професійні видання
Перейти к списку всех статей
TRN.ua
Главная страница
Обратная связь
Помощь
Отправить страницу другу
Тренинговым компаниям
Тренинги и семинары
Тренинговые компании
Тренеры
Новости
Статьи
Услуги сайта
Статистика сайта
О проекте
Контакты
Условия использования
© TRN.ua — тренинги в Украине.
Сделано в компании «Реактор».